Главная » Статьи » Жизненные ценности » Это любопытно

Добивайтесь результатьта

ИТ и правительство, почему нет диалога



Был период в моей жизни, когда пришлось слишком близко общаться с представителями власти (чиновниками, силовыми структурами) и некоторыми ярко выраженными криминальными элементами. Попытка забыть это, как страшный сон, не удалась, но теперь понимаю, что это опыт, которого нет у других и благодаря которому я теперь умею вить из этой категории людей веревки. Зачем я этим делюсь с вами? Потому что вижу, что ИТ-сообщество на Хабре будоражит в связи с принятием 187-ФЗ, попытками правительства контролировать Интернет. И во все это подливает огонь невозможность конструктивного диалога с законодательной составляющей власти.
Пример многие уже видели на видео в посте «О том как власть слышит общество, или Общественное обсуждение «Антипиратского закона».
А то, что Википедия в черном списке Роскомнадзора, для меня это верх произвола. Знания — мой Бог, а Википедия — один из священных храмов, в котором я иногда обращаюсь с молитвой (поисковым запросом информации) к своему Богу (Знаниям), и всегда получаю ответ.Это все равно, что надругаться над иконой в присутствии православных. Куда смотрит закон о защите чувств верующих? Я оскорблена до глубины души и скорблю. А теперь эмоции в сторону. Давайте разберемся сначала спокойно с основными понятиями:

1. ИТ — представители ИТ-сферы.
Основные характеристики: — гуманисты, — высокий уровень интеллекта, — плохо переносят открытое хамство.
Если Вы профессиональный тролль, это не значит, что Вас не затрясет от публичной открытой агрессии, прикрытой внешне улыбкой и доброжелательным тоном.Цель деятельности (работы) — результат за деньги, у кого-то качественный, у кого-то халтура (не без этого)Как отстаивают интересы: — обсуждают на Хабре острые проблемы и ищут совместно пути их решения, — для многих характерна высокая степень приспосабливаемости к ситуации, то есть уход от открытого противостояния,— делают глаза, как у котенка из мультика «Шрек»,— кто-то пытается плести интриги, но это выглядит, как хомячок пытается изобразить бегемота, чтобы напугать лису,— редкие смелые представители идут на открытый публичный диалог

2. Власть — представители власти (чиновники, министры и т. п.).Есть такое мнение, что их основные характеристики следующие:
— у некоторых, кто принимает решения, уровень интеллекта не ниже, чем у ярких светил ИТ, только они используют его в других целях,— опыт в открытых политических дебатах, даже если покажете им видео, как они замахиваются на кого-то топором, они ответят вам с невозмутимой улыбкой «это вырвано из контекста», любые возражения против них с легкостью оборачивают против оппонентов,— основная масса некомпетентна в вопросах ИТ.Есть такое мнение, что их цель деятельности (работы) — отсутствие результата, чтобы извлечь из этого личную выгоду;
защита интересов ограниченного приближенного круга лиц;
удержаться на своем месте, так как ничего больше в своей жизни не умеют или не хотят делать.
Есть такое мнение, что они отстаивают свои интересы следующим образом:
— используют свои связи,— приспосабливаются, если оппонент сильнее и у него больше полномочий,— злоупотребляют властью.

3. Конструктивный диалог.Это когда оппоненты ведут диалог в целях выработки совместного решения определенной проблемы. Чтобы вести конструктивный диалог и добиваться результатов, нужно прежде всего научиться распознавать свои чувства и эмоции, чтобы не быть их рабом и не оказаться в ловушке при провокационном выпаде оппонента, или, что еще хуже, не выплеснуть их на собеседника, так как это не будет на пользу при публичном обсуждении или может вызвать ответные эмоции, и конструктивный диалог превратится в словесный мордобой.
Я считаю, что конструктивный диалог при данных характеристиках оппонентов невозможен.А война, интриги, шантаж — это не наш профиль, мы интеллигенты и гуманисты, мы не можем себе позволить потерять свое лицо.
Заинтересована в диалоге только одна сторона — ИТ, власть для себя уже все решила и дальнейшее обсуждение вопроса не в ее интересах.
Что можно сделать:
1. Договориться и поделиться с властью, знаю многих, кто успешно продолжает свою деятельность в обход многих законов и с чьей подачи уже были попытки трактовать закон в свою пользу при соответствующей поддержке. Но это ненадежно, временно. И многие ИТ-проекты — огромное количество пота и крови, чтобы так рисковать, а потом довольствоваться грошами от результата своей деятельности.

2. Дать достойный отпор. То, что в диалоге заинтересована только одна сторона, ИТ, мы уже выяснили. И чтобы начать вести диалог конструктивно, чтобы общественность поддержала, а не отвернулась, нам нужно быть на одной волне с оппонентом, уметь достойно играть на его поле.
Как показывает моя практика, не умеет этого из ИТ никто. Сколько себя помню, все мои руководители, когда вопрос нельзя было решить без крови, меня выдвигали на передовую, а сами уходили в тень на время словесного боя. За это я получила соответствующее не очень лицеприятное прозвище.

3. Видела много топиков по вопросам создания альтернативных сетей, которые позволят существовать независимо от правительства и цензуры, но пока это далеко от того, чтобы быть жизнеспособным, много трудозатрат, а кушать хочется каждый день. И не нужно забывать, что ИТ-сфера инновационна. Создаются порой проекты, для которых еще законы не написали.А
теперь пример из жизни для тех, у кого возникла необходимость вступать в полемику с представителями власти по причине несовершенства законодательной базы.
Действующие лица:
Даша — это я, менеджер проекта.
Петр — Генеральный директор.
Викторов Вячеслав Петрович (ВВП) — чиновник из Роскомнадзора.
Место действия: рентабельный веб-сервис (который приносит прибыль и давно окупился). Проект небольшой, количество постоянных сотрудников — 4 человека. Остальные привлекаются временно из дружественных проектов. Работаем на основании лицензии на телематические услуги связи. Сервис СМС рассылок.Кто работал на маленьких проектах знает, какая там нагрузка и сколько приходится делать, чтобы не потерять доходность. И есть такое мнение, что общение с госструктурами всегда медленное, неудобное, так как они порой банально некомпетентны.
Роскомнадзор делает рассылку по всем, у кого есть лицензия на телематику с требованием о необходимости приобрести соответствующую электронную подпись (ЭЦП) и начать по определенному графику выгружать с их сервиса информацию о сайтах, к которым следует блокировать доступ по IP в автоматическом или ручном режиме. Нам выделяется менеджер (чиновник), который будет за нами лично следить, насколько добросовестно мы выполняем их требования.
Пишем письмо, что ничем не можем им помочь, так как технически невозможно реализовать блокировку сайтов со стороны нашего сервиса. Наш менеджер (чиновник) в Роскомнадзоре дозванивается до моего Генерального и настаивает на выполнении.
Мы пошли по первому пути, стали договариваться и приспосабливаться. Хорошо, купили мы ЭЦП, отчитались, что купили, условие выполнили, можем выгружать данные с их сервиса о сайтах для блокировки, нам не трудно изобразить вид активной деятельности. Главное, чтобы всем было хорошо.
В один прекрасный день Генеральный подходит ко мне с бумажечкой, на которой написан номер сотового ВВП (чиновник в Роскомнадзоре) и так смотрит на меня, как котенок из мультика «Шрек». И говорит:—

Даш, позвони. А?
Дело было перед Новым Годом, на работе аврал, домой уже месяц прихожу после 11 вечера. Роскомнадзор оказался последней каплей.
Звоню.— Добрый день, могу я услышать Викторова Вячеслава Петровича?

— Здравствуйте,
слушаю Вас. — отвечает спокойный, сытый, выспавшийся и довольный жизнью голос.—
Это ваши подопечные, Вы до этого общались с моим руководством, которое делегировало мне дальнейшее решение этого вопроса. — называю компанию, жду когда сообразит—
А, да, помню, конечно.—
Мы купили ЭЦП, готовы приступить, подскажите, что нам делать?
— откровенно кошу под блондинку. Так как не надо быть особо одаренным, чтобы понимать, что нужно чиновнику, когда он добрался до Генерального, хотя всячески была донесена степень неадекватности их требований.—

Ну я же говорил уже!- нападает он.—
Извините, мы просто не особо блещем интеллектом,
мы не поняли.
— не отступаю я.
Он начинает мне описывать процедуру для провайдеров Интернет.
Отвечаю:— Ой, Вы знаете, а мы СМСки шлем, у нас технически нет возможности блокировать доступ к сайтам по IP.—
Но у вас же лицензия на телематику! — возражает он.Пошел на наш сайт читать договор оферты. После того, как понял, что не чем аргументировать, пошел в атаку, начал интересоваться, а все ли у нас закрыто по лицензии, введение узла связи в эксплуатацию, СОРМ и т. п?Отвечаю:— А я не в курсе, это было до меня, перечислите пожалуйста все законы и положения, которым мы должны соответствовать, я передам руководству, чтобы оно перепроверило, потому что мы очень хотим соответствовать закону.Он перечислил, я несколько раз переспрашивала, что бы в точности записать его слова.—

Так я не поняла, допустим, у нас нет СОРМа, мы решим этот вопрос. Так что нам делать-то с блокировкой сайтов по IP, на которой Вы настаиваете? Нам начать предоставлять услуги Интернет населению, чтобы выполнить ваше требование?
Я уже больше получаса потратила своего времени, а так и не поняла. И дальше извергаю словесный фонтан:—
Я понимаю, что Вы никогда не работали на коммерческом проекте, и не понимаете, что пока я трачу время на разборки с Вами, я не делаю работу, которая приносит деньги нашему проекту. Если проект перестанет приносить доход, его закроют. Надеюсь, что Вы, как порядочный человек, обеспечите меня потом рабочим местом, так как я лишусь его по вашей вине. Знаете сколько аренда жилья в Москве стоит? Как быстро я смогу получить работу после первого обращения к Вам? И вообще Вы получаете зарплату с налогов, которые мы добросовестно платим. Лично я недовольна вашей работой. Я вижу от Вас только проблемы для нашего бизнеса.
После этого его тон меняется:— Вы ошибаетесь, я работал на коммерческом проекте. Я понимаю, что это не ваша работа, этим должны заниматься юристы и руководство.—
Хорошо, я эскалирую этот вопрос дальше.
— серьезным тоном добавила я.
— Спасибо большое за вашу исчерпывающую консультацию, надеюсь, она нам поможет.
До свидания.— До
свидания.
— Уже с нотками сочувствия и нежности ответил он.

Если бы это было после амнистии для осужденных за экономические преступления, я бы добавила следующее:—
В то время, когда страна вынуждена идти на крайние меры, чтобы поднять экономику, выпускает осужденных из тюрьмы, которые способны поднять бизнес, Вы пытаетесь загнать бизнес в петлю! — главное, в этот момент быть искренним и действительно верить в свои слова, тогда сработает.
Даю послушать запись разговора Петру (Генеральному). Он вытирает пот со лба и отвечает:—
Ну зачем ты так под конец? Может, все обошлось бы, и они бы о нас потом забыли?—
Вы сами-то в это верите?

На следующий день получаем письмо на ящик компании с извинениями от Роскомнадзора, и что они рассматривают вопрос о возможности снятия необходимости лицензирования сервисов, подобных нашему. Петр испугался, что я продолжу, и ответил им с общего ящика, подписавшись моей подписью: «Огромное Вам спасибо ВВП за помощь в решении данного вопроса». Для многих, как и для моего руководства, мои выпады покажутся рискованными и напрасными, но поверьте, я уже не первый раз вырываю таким образом победу. Ни разу не проиграла.Это называется играть на их поле и их оружием. На поле фактического беззакония при помощи лицемерия и словоблудия. Все просто, главное, регулярно тренироваться. А поводов для тренировки после принятия 187-ФЗ будет предостаточно.
Надеюсь, это кому-то хоть как-то поможет. Удачи!P. S. Естественно ситуация из жизни вымышлена и к реальности не имеет никакого отношения. Это все мое больное воображение.

Источник: http://habrahabr.ru/post/194788/
Категория: Это любопытно | Добавил: ivanchay071 (20.04.2014)
Просмотров: 276 | Теги: зримо