Главная » Статьи » Жизненные ценности » Это любопытно

Рождение постэкономического человека

Прежде чем определить кто такой постэкономический человек, необходимо понять, что такое экономический человек и почему ему на смену придет новый.
С одной стороны экономический человек, это человек, эффективно ведущий хозяйство. А в хозяйстве имеются ограниченные ресурсы, и ими надо правильно распорядиться. С другой стороны экономический человек – это человек именно индустриальной эпохи, с ее производством и прибылью. С этой стороны экономический человек заточен под прибыль, которая есть мерило производства – создания материальных благ. Но также, сюда можно включить спекулятивный капитал. Первые признаки экономического человека восходят к Аристотелю, вторые к Марксу. Для упрощения можно совместить обе характеристики в одну и сказать, кто же такой экономический человек.

Экономический человек – это человек, имеющий любую одну или несколько или все из вышеописанных характеристик. Эти характеристики: он ведет хозяйство (распоряжение ограниченными ресурсами), производит материальные блага, создает прибыль или спекулирует капиталом. При этом надо понимать что данное рассмотрение исключает какие либо моральные толкования того или иного экономического, доэкономического или постэкономического человека.

Вроде все ясно. Мотивация у такого человека будет сводиться либо к получению большей прибыли или денег, либо к экономии ограниченных ресурсов. Вернее она будет между двух этих огней, при этом неважно какой именно деятельностью занимается человек в данной системе. Он может быть фермером, ведущим свое хозяйство, может быть наемным рабочим на заводе, живущем от зарплаты до зарплаты. Может быть хозяином холдинга или предприятия. Может быть биржевым спекулянтом или брокером. Это совершенно неважно. Важны факторы, которые объединяют их мотивации в одно направление.

Но тут важен еще один момент, экономический человек это не человек, у которого только мысли о деньгах или прибыли или хозяйстве. У него есть свободное время от экономики, которое он употребляет либо в развлечения, либо в хобби, но при этом большую часть времени и большую энергию он употребляют именно на экономическую деятельность. Она является его основным мотивом, при этом не важно, осознает он это или нет.

Безусловно, этот человек существовал именно в экономическую эпоху. Можно сказать, что он был подавляющим типом в экономической эпохе. Главенствовал в ней. Если следовать диалектики истории, то все развивается по спирали, повторяя в каких-то чертах позапрошлые эпохи на новом витке развития. Поэтому искать черты нового постэкономического человека необходимо в доэкономическую эпоху.

Когда же началась и кончилась доэкономическая эпоха? С одной стороны можно точно сказать что доэкономическая эпоха кончилась с изобретением денег, а значит организации земледельцев в первые государства. С другой стороны можно точно сказать, что в полном смысле экономическая эпоха со всеми атрибутами началась именно в индустриальную эпоху. Забегать далеко вглубь веков и рассматривать первые мифические государства мы не будем. Можно вполне остановиться на средневековой Европе. Необходимо понять, что в средневековье было экономического, а что доэкономического.

В Средневековье явные экономические элементы – это были купцы, ростовщики. С другой стороны было преобладание именно ведение хозяйства. Это были крестьяне, рабочие или каторжники или рабы на рудниках, а также феодалы, которым все это хозяйство принадлежало. Именно феодалы и аристократы более интересны для рассмотрения того времени и разделения экономических и неэкономических элементов. Аристократия была вершиной и первым классом того времени. Она была вершиной политической и экономической феодальной системы. Ключ к пониманию ее функции лежит в образе ее жизни. В первую очередь аристократия — это первые среди воинов. Они создали иерархию управления населения неэкономическими методами. Т.е. они в первую очередь собирали дань с крестьянства в виде барщины и оброка и даже рекрутов в их армию. При том состоянии общества купечество и ремесленники были вынуждены подчиняться этому положению вещей. В итоге мы получаем что аристократия это вершина военной касты. Их главное богатство — владение землей крестьянства. Но вели ли они хозяйство? В подавляющем большинстве они не вели хозяйство, хотя и устанавливали некие порядки для нужд своих военных компаний, двора и различных строительных задумок. Другими словами они воевали за хозяйственные объекты, но самим хозяйством не занимались. А в свободное от войн время занимались совсем роскошными неэкономическими вещами — познавали науки, занимались искусством, устраивали балы и прочие. Также они субсидировали различные дарования в областях науки и искусства. Т.е. по сути они, являясь вершиной экономического хозяйственного общества — перераспределяли в перерывах между войнами ресурсы из экономического хозяйственного сектора в неэкономический сектор. Именно этим они и интересны, как доэкономический элемент. Хотя нельзя их назвать и полностью доэкономическими.

Затем появился большой спекулятивный капитал, который начал спонсировать военные компании аристократии и мануфактуры, где производилось в первую очередь оружие для аристократических войн. И началась полноценная экономическая эпоха.

Выделим из этого маленького исторического экскурса одну альтернативу экономическому поведению: это посвящение своей деятельности областям науки, искусства и развлечения, как не входящих на тот момент в экономическую деятельность.

Теперь обратимся к современности.

С тех давних пор многое изменилось. Все больше изначально неэкономических элементов (наука, искусство, развлечения) начали главенствовать во всей новой экономики и определять ее. Почему же это произошло? Во первых все перевернулось с ног на голову. Теперь роль праздного класса стали исполнять не первые классы, а наоборот, низшие классы, т.е. бюджетники, люди живущие на пособие, потребители, работающие на фиктивных рабочих местах. У этих людей высвободилось огромное количество времени для неэкономической деятельности (почему развлечение стало на первое место, думаю никого не удивляет).

Во-вторых (и это является причиной праздности низшего класса) уровень развития науки позволил автоматизировать и роботизировать не только хозяйственную сторону экономики (производство, сельское хозяйство), но и разросшуюся сферу услуг и самое главное — финансовый, спекулятивный сектор. Это обстоятельство буквально вытеснило (и продолжает вытеснять) большинство людей из экономической деятельности.

Какой стимул остался у людей вести себя экономически? По сути до сих пор экономика удовлетворяла по пирамиде Маслоу только нижние ступени потребностей. А как только она решила взять верхние — получился суррогат. Ибо спрос оказался на стороне потребителей из низших классов.

Есть соблазн сказать, что мы движемся в некую суперэкономическую эпоху, что сейчас идет переход и люди просто не успевают в него вписаться (как в эпоху индустриализации не могли вписаться крестьяне и аристократия), а дальше экономика возьмет приступом верхние слои потребностей из пирамиды Маслоу. Но факты заставляют думать нечто обратное, что мы движемся к постэкономической эпохе, которая не будет нечто противоположным эпохи экономической и повторять в неких чертах доэкономическую эпоху.

Безусловно идет переход. Безусловно большинство людей не вписываются. Но, переход идет в постэкономическую эпоху. И заставляет так думать факт уменьшение экономических признаков.
1. Автоматизация и роботизация уничтожает рабочие места (рабочие места являются важным показателем экономической эпохи)
2. Деньги перестают быть каким либо символом и теряют свою значимость как инструмента управления (в развитых странах уже складывается ситуация что выгоднее быть безработным, все больше бизнесов становятся убыточными, все меньше денег надо для удовлетворения элементарных потребностей пирамиды Маслоу, появляются альтернативные децентрализованные электронные деньги, которые еще больше подрывают позиции финансовой элиты.
3. Повышение требований со стороны бизнесменов и корпораций к сотрудникам, из-за все большего вхождения бизнеса в зоны искусства и науки и снижение спроса на низкоквалифицированную рабочую силу. Что вызывает с одной стороны кадровый голод, с другой стороны, чем более человек интеллектуально развит, тем менее он управляем, тем более с помощью денег, которые он и так заработать может в другой фирме или самостоятельно.
4. Альтернатива иерархической системе корпораций — краудфандинг и краудсорсинг различных специалистов и коллективов в интернете, их самоорганизация. (тем самым создается сильная конкуренция по отношению к старой экономической парадигме).
5. Кризис бюрократии, а следовательно и государства, которая теряет свои перераспределительные и административные функции. (коррупция вкупе с потерей управляемости, сокращение бюджета)
6. Потеря экономической власти над СМИ, превращение зомбоящика в абсурдный шлак. (из-за развития интернета, в котором кстати тоже гигантское количество шлака, что не мешает однако существовать и процветать действительно полезным ресурсам на любой вкус)

Анализируя все это по меньшей мере приходишь к выводу что кризис собственно не является кризисом, а является временем перехода в новую эпоху, он не закончиться быстро.

Теперь осталось найти среди всего этого ростки постэкономического человека, т.е. человека, для которого хозяйственная деятельность, деньги, прибыль, производство не являются самоцелью, стимулом и времяпровождением.

Первое что бросается в глаза, это конечно безработные или фиктивно работающие потребители (класс консюмтариата). Совершенно праздный класс, которому остается три области неэкономической деятельности (наука, искусство, развлечение — это упрощение, сюда можно также включить и другую неэкономическую деятельность). Доля этого слоя все время растет и по разным оценкам доходит до 60% и выше. Большинство консюмтариата занимается тем или иным видом развлечения. Однако другая его часть, занимается действительно полезной деятельностью, мотивируясь верхними потребностями в иерархии Маслоу, для них больше значит статус, быть крутым, быть популярным, быть специалистом в каком либо неэкономическом деле (нередко достигая каких либо высот они начинают получать деньги (выходят из класса консюмтариата), но это не является для них чем то стимулирующим, а скорее сопутствующим).

Сдругой стороны есть постиндустриальные производители (создатели образцов, услуг, информационных продуктов, программисты), которые трудятся в фирмах и корпорациях, а также фрилансят и зарабатывают самостоятельно. Мотивация большинства из них также не является 100% экономической. Если познакомиться с представителями этого класса, то окажится что почти у каждого есть СВОЙ проект. Почти каждый мечтает (а не редко и достигает) о своем стартапе и выходе из иерархической системы. А многие давно уже работают вне иерархических систем. К тому же многим из них не нужно много денег (большинство зарабатывают хорошо, так как на их услуги существует кадровый голод), но нужно признание, статус, популярность. Каждый день этот класс приближает наступление постэкономической эпохи — автоматизирую и роботизируя все что можно, повышая производительность труда.

Тут можно остановиться и добавить, что экономическая парадигма пытается влезть на верхние ступени пирамиды. Для этого создаются венчурные фонды и различные общественные организации. Но, чем больше она старается в этом направлении, тем быстрее наступает постэкономическое общество.

Мы можем сейчас, опираясь на вышеизложенный анализ, попытаться представить, каким будет постэкономическое общество и место человека в нем.
Начнем с денежной системы. Тут есть два варианта: либо деньги отойдут в инфраструктуру и потеряют былую ценность, перестанут быть дефицитным ресурсом, или ресурсом на который можно что либо приобрести серьезное (например купить производство или бизнес или команду, которое тоже приносит деньги), либо их упразднят совсем, а реально будет пользоваться успехом в обществе система статусов.
Далее, собственно исчезновение старых экономических классов (бюрократии, финансовой олигархии, буржуазии, рабочих) и порожденных ими систем (государство, ФРС, ЦБ, и т.д.). Вместо этих систем на первое место выйдут самоуправляющиеся полисы, эгрегориальные объединения (основанные на общности культуры, языка, экономических связей, независимо от территорий). Также внутри каждого эгрегора произойдет разделение по клубам интересов и образа жизни. Эти клубы будут сильными мотивирующими факторами для какой либо деятельности. Они будут создавать мотивацию у человека, воздействую в первую очередь на его верхние потребности. С другой стороны среди разнообразных клубов, будут весьма реакционные, которые будут стараться возвратить человека на прежние этапы эволюции общества в рамках данного сообщества, воздействую на его нижние потребности (чакры).
В жизни будут доминировать игровые мотивы. Вообще все отношения в обществе все больше будут игровыми. Игра, как обучение, как практика, как бизнес (бизнес в понимании именно ДЕЛА, которое приносит СТАТУС в обществе). Игры все больше будут связаны с реальностью, переплетены с нею.
Будет множество «экономических зон» отчуждения (киберпанка). Территорий на Земле, которые не смогут перейти в постэкономическую эпоху и постепенно будут деградировать в обратную сторону. В переходный период их будет особенно много. В дальнейшем — все меньше.
Что касается производства, то оно будет максимум роботизировано и автоматизировано. А также перейдет от массовости к индивидуальным заказам. Причем, с развитием технологий аддитивного производства, по энергозатратам и скорости, индивидуальное производство практически сравняется с массовым, что приведет к развитию цифровых ремесел.

Подводя итог можно сейчас уже сказать, какими характеристиками наделен постэкономический человек. Это прежде всего иные мотивы и времяпровождение. Главенствующие мотивы будут находится в областях игры, развлечения, достижения, статуса и славы. Эти люди, будут или посильными участниками игр и развлечений, или активными деятелями в искусстве, науке, социуме.
Ждать осталось недолго.

Источник: http://habrahabr.ru/post/201520/#habracut
Категория: Это любопытно | Добавил: ivanchay071 (20.04.2014)
Просмотров: 333 | Теги: зримо